Детские сказки

Детские сказки

Детские сказки. Наверно многие зададут себе вопрос: почему же сказки столь популярны у родителей? Ни какие-то мультики или рассказы современных писателей. Секрет заключается в простоте подачи и насыщенности полезной информации. Ребенок уже с самого раннего детства начинает понимать. Что за плохие дела его ждет расплата.

Добро побеждает зло. И так еще очень много элементарных вещей, на которых делается главный упор. Маленький человечек сам того не понимая, уже в юном возрасте начинает понимать реалии взрослой жизни. Только на своем уровне. Мальчики хотят стать: рыцарями, моряками, исследователями. А девочки: принцессами и нимфами. Читайте еще: Сказки для детей читать.

Ведь в сказке все так прекрасно и просто. Герои всегда бывают добрыми и отзывчивыми. Злодеи же напротив становятся коварными и ужасными. Ну и главное за чтением родитель и ребенок становятся единым целым, переживая все невзгоды главного героя, деля его радости и разочарования.

Морозко

Морозко

У мачехи была падчерица да родная дочка; родная что ни сделает, за все ее гладят по головке да приговаривают: “Умница!” А падчерица как ни угождает — ничем не угодит, все не так, все худо; а надо правду сказать, девочка была золото, в хороших руках она бы как сыр в масле купалась, а у мачехи каждый день слезами умывалась.

Что делать? Ветер хоть пошумит, да затихнет, а старая баба расходится — не скоро уймется, все будет придумывать да зубы чесать. И придумала мачеха падчерицу со двора согнать:

— Вези, вези, старик, ее куда хочешь, чтобы мои глаза ее не видали, чтобы мои уши об ней не слыхали; да не вози к родным в теплую хату, а во чисто поле на трескун-мороз!

Старик затужил, заплакал; однако посадил дочку на сани, хотел прикрыть попонкой — и то побоялся; повез бездомную во чисто поле, свалил на сугроб, перекрестил, а сам поскорее домой, чтоб глаза не видали дочерниной смерти.

Осталась, бедненькая, трясется и тихонько молитву творит. Приходит Мороз, попрыгивает, поскакивает, на красную девушку поглядывает:

— Девушка, девушка, я Мороз красный нос!

— Добро пожаловать. Мороз; знать, бог тебя принес по мою душу грешную.

Мороз хотел ее тукнуть и заморозить; но полюбились ему ее умные речи, жаль стало! Бросил он ей шубу. Оделась она в шубу, подожмала ножки, сидит.

Опять пришел Мороз красный нос, попрыгивает-поскакивает, на красную девушку поглядывает:

— Девушка, девушка, я Мороз красный нос!

— Добро пожаловать. Мороз; знать, бог тебя принес по мою душу грешную.

Мороз пришел совсем не по душу, он принес красной девушке сундук высокий да тяжелый, полный всякого приданого. Уселась она в шубочке на сундучке, такая веселенькая, такая хорошенькая! Опять пришел Мороз красный нос, попрыгивает-поскакивает, на красную девушку поглядывает. Она его приветила, а он ей подарил платье, шитое и серебром и золотом. Надела она и стала какая красавица, какая нарядница! Сидит и песенки попевает.

А мачеха по ней поминки справляет; напекла блинов.

— Ступай, муж, вези хоронить свою дочь. Старик поехал. А собачка под столом:

— Тяв, тяв! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину женихи не берут!

— Молчи, дура! На блин, скажи: старухину дочь женихи возьмут, а стариковой одни косточки привезут!

Собачка съела блин да опять:

— Тяв, тяв! Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину женихи не берут!

Старуха и блины давала, и била ее, а собачка все свое:

— Старикову дочь в злате, в серебре везут, а старухину женихи не возьмут!

Скрипнули ворота, растворилися двери, несут сундук высокий, тяжелый, идет падчерица — панья паньей сияет! Мачеха глянула — и руки врозь!

— Старик, старик, запрягай других лошадей, вези мою дочь поскорей! Посади на то же поле, на то же место.

Повез старик на то же поле, посадил на то же место. Пришел и Мороз красный нос, поглядел на свою гостью, попрыгал-поскакал, а хороших речей не дождал; рассердился, хватил ее и убил.

— Старик, ступай, мою дочь привези, лихих коней запряги, да саней не повали, да сундук не оброни! А собачка под столом:

— Тяв, тяв! Старикову дочь женихи возьмут, а старухиной в мешке косточки везут!

— Не ври! На пирог, скажи: старухину в злате, в серебре везут! Растворились ворота, старуха выбежала встреть дочь, да вместо ее обняла холодное тело. Заплакала, заголосила, да поздно!

Иван Крылов — Лебедь, Рак и Щука

Иван Крылов — Лебедь, Рак и Щука

Когда в товарищах согласья нет,
На лад их дело не пойдет,
И выйдет из него не дело, только мука.
Однажды Лебедь, Рак да Щука
Везти с поклажей воз взялись,
И вместе трое все в него впряглись;
Из кожи лезут вон, а возу все нет ходу!
Поклажа бы для них казалась и легка:
Да Лебедь рвется в облака,
Рак пятится назад, а Щука тянет в воду.
Кто виноват из них, кто прав, — судить не нам;
Да только воз и ныне там.

Кот-наставник

Жил-был на свете бродячий лама. Ходил он из аала в аал, совершал молебны и обирал тёмных людей. Надоело ему бродить по свету, и решил он на берегу Кара-Суга построить себе хуре (ламаистский монастырь). «Пусть, — думает, — ко мне ходят верующие, а не я к ним». Стал жить он ещё лучше прежнего, люди сами к нему идут и несут подношения. А он только молитвы пробубнит, наестся до отвала и спать — на боковую.

Всё шло у ламы хорошо, да вот беда — развелись в подполье мыши и оттуда набеги совершать стали — не только припасы, а всё, что на глаза попадётся, грызут и портят. Даже книги молитвенные и те погрызли.

«Э! Так дело не пойдёт, — решил лама. — Чего доброго, до моего носа ещё доберутся проклятые грызуны». Думал он, думал и надумал пригласить себе в помощники кота. Собрал лама все мышиные выводки на хурал (собрание, совет) и объявил им, указывая на кота:

— Вот мой помощник и ваш наставник. Он вам будет молитвы читать по вечерам. Слушайтесь его, иначе вас постигнет кара небесная.

Испугались мыши и согласились подчиняться коту. И вот каждый вечер они собирались в кошачью келью. Кот, мурлыкая и жадно на них поглядывая, читал им церковные книги о кротости и любви к ближнему.

Когда же заканчивался молебен и мыши расходились по своим норам, кот хватал мышку, которая выходила из кельи последней. Полакомившись мышкой, кот забирался к ламе, и они, довольные друг другом вместе задавали храпака.

Шёл день за днём, и стали мыши замечать, что их становится всё меньше и меньше. Решили они совет между собой держать.

— Что случилось, подружки?- спрашивает серая мышка. — С тех пор, как появился у нас кот-наставник, наш род стал сокращаться. В чём причина?

— В коте, — уверенно ответила чёрная мышка. — Я приметила, как он нас жадно рассматривает и облизывается.

— Не может быть!- возразила ей серая мышка. — Кот такой учёный, обходительный и всех нас любит. Не верю я, чтобы он мог быть мышеедом!

Разгорелся спор. В конце концов условились мыши привязать к кошачьему хвосту ламский бубенчик, чтобы знать, куда кот идёт и что делает. Сказано — сделано. И вот в ближайший вечер, когда кот-наставник принялся бубнить им молитвы, две мышки, чёрная и серая, незаметно подобрались к нему сзади и привязали к хвосту бубенчик.

Окончил кот молебен и распустил мышей по норкам. Все мышки, кроме серой, вышмыгнули за дверь, но домой не спешат, как раньше. Отошли немного и ждут. А серая мышка последней направилась к выходу.

Не торопясь лапками перебирает, оглядывается и на кота умиленно поглядывает. Кот, не долго думая, в два прыжка догнал мышь, хвать её за спинку. Запищала серая мышка, да поздно!

На звон бубенчика сбежались мышки к двери, в щелочки подглядывают. Видят — поиграл, поиграл кот с серой мышкой и сожрал её. Облизывается, мурлычет. Потом стал за хвостом своим гоняться, погремушку ловить.

— Что я вам говорила?- спрашивает у своих подружек чёрная мышка. — Теперь все убедились, как наш наставник кроток, как он любит своих ближних. Это не наставник, а мангыс-обжора. Он нас всех сожрёт, если мы не убежим отсюда.

Разбежались мышки по разным местам и с тех пор стали остерегаться кошек.

Балбешка

Балбешка

Выструганный из полена мальчик. Когда перестают с ним играть, он становится живым существом, а когда с ним начинают играть, обратно превращается в куклу-игрушку.

Жила одна девочка. Мать ей говорит:
– Доченька, сходи на двор, принеси поленьев и разожги в печи огонь.
Девочка пошла на двор, набрала из поленницы охапку поленьев. Принесла в дом. Разожгла в печи огонь. Все дрова сгорели, только одно полешко осталось лежать. Увидел его отец и выстругал из него игрушку – мальчика Балбешку.

Понравилась девочке игрушка. Сшила она мальчику из лоскутков штанишки и кафтанчик, на головку колпачок, из лыка сплела маленькие лапоточки. Обрядила всего. Играет она с Балбешкой, не расстаётся, везде с собой носит.
Однажды села девочка на скамейку во дворе.

Принялась играть. Вдруг налетел сильный порывистый ветер, набежали чёрные тучи, хлынул дождь. Девочка в дом побежала. Балбешку оставила на скамейке.

Смыла вода Балбешку со скамейки на землю, подхватил дождевой поток и понёс со двора.

Попал Балбешка в ручей. Вынес быстрый ручей его в широкую реку. Плывёт Балбешка не зная куда. Вдруг видит, начинает его затягивать под водяное мельничное колесо. Ухватился он за лопасть. Подняло его мельничное колесо над водой и выбросило на берег.

Балбешка встал на ноги. Зашёл на мельницу. На полу человечьи кости разбросаны, черепа горой лежат. Стоит с мешком мельник-людоед и приговаривает:
Мели, жёрнов, кости,
Придут за мукой гости.
Водяные черти
Съедят муку на месте.

Схватил мельник-людоед Балбешку, хочет съесть. Укусил, сломал зуб и кричит:
– Ах ты, деревянный мальчишка! Толку от тебя нет, плохой из тебя обед! Под очаг тебя брошу, вместо дров сожгу.
Мельник-людоед посадил Балбешку под очаг. Жене-людоедке велит:

– Натаскай полный котёл воды.
Людоедка ушла за водой, а мельник-людоед отправился за мукой. Балбешка увидел мышей и просит:
– Мыши, принесите мне соломы, я сделаю лошадку и домой убегу.

Мыши побежали на двор, надёргали из копны сена соломинки и принесли. Балбешка сплёл соломенную лошадку. Сел на неё и поскакал.

Вернулся мельник-людоед. Видит, под очагом мальчика нет. Бросился в погоню. Бежит, земля дрожит, несётся, земля трясётся. Вот догоняет, догоняет. Засверкал глазами, высек искры. Попали они на соломенную лошадку, и она огнём полыхнула, сгорела. Мельник-людоед схватил Балбешку, принёс обратно в дом и под очаг посадил.

Людоедка притащила воду. Налила полный котёл. Мельник-людоед ей велит:
– Принеси из погреба мясо и в котёл брось.
Людоедка ушла за мясом, а мельник-людоед полез в клеть за солью. Сидит Балбешка под очагом, придумывает, как ему убежать. Видит, на полке свечи горят. Просит:
– Свечи, свечи, дайте мне воску, я сделаю лошадку и домой убегу.

Свечи склонили вниз плечи, заплакали. Восковые слёзы упали на землю. Балбешка вылепил из них восковую лошадку. Сел на неё и поскакал домой.

Вернулся мельник-людоед. Видит, мальчика под очагом нет. Бросился в погоню. Бежит, земля дрожит, несётся, земля трясётся. Вот догоняет, догоняет. Жаром в спину дышит. От его дыхания растаяла восковая лошадка. Мельник-людоед схватил Балбешку и обратно домой отнёс, под очаг посадил.

Сидит Балбешка, ждёт своей горькой участи. Придумывает, как ему спастись. Увидел на потолке паучков и просит:
– Паучки, славные ткачи, наплетите мне паутины, я сделаю лошадку и домой убегу.

Пауки наплели паутины. Балбешка взял и сделал паутинную лошадку. Сел на неё и поскакал домой.

Бросился мельник-людоед в погоню. Бежит, земля дрожит, несётся, земля трясётся. Вот догоняет, догоняет. Запыхался. От его дыхания паутинная лошадка, словно пушинка, вперёд отлетает. Не может её мельник схватить, чем ближе подбегает, тем дальше от его дыхания паутинная лошадка вперёд убегает. Вернулся он ни с чем на мельницу.

Балбешка стал на паутинной лошадке речку переплывать. Паутина намокла и утонула. Не стало лошадки. Балбешка выбрался на берег и спрашивает:

– Речка, ты вертишь водяное мельничное колесо?
– Я верчу, – отвечает речка.
– А ты знаешь, что на мельнице работает людоед? Мелет кости на обед?
– Теперь знаю.

Заволновалась река, нахлынула на берега. Поднялась высокая волна и мельничное водяное колесо на куски разнесла, разрушила мельницу людоеда.
На другой день вышла девочка на двор. Ищет свою игрушку – мальчика Балбешку. Глядит, а он на прежнем месте, на скамейке сидит и совсем на неё не сердит.

Как барин жеребенка высиживал

Как барин жеребенка высиживал

Жил однажды барин, который больше всего на свете любил лошадей. Лишь одно на уме у него было — раздобыть таких лошадей, каких ни у кого нет. Как прослышит про конскую ярмарку, так все бросает и айда туда, хоть сама барыня при смерти лежи. Раз поехал этот завзятый лошадник на ярмарку и повстречал крестьянина с возом огурцов.

— Ты что везешь? — спросил его барин. А крестьянин, хитрюга, отвечает:

— Везу я такие яйца, из которых можно жеребят высидеть, каких ни у кого не бывало.

— Покажи-ка, — попросил барин. Крестьянин и показал. Выбрал барин из этих яиц самое большое и спрашивает:

— Сколько стоит такое яйцо? А крестьянин, хитрюга, отвечает:

— Триста рублей! Вытащил барин кошелек и отсчитал триста рублей. А уезжая, крестьянин напоследок оглянулся на барина и сказал:

— Яйцо надо в горшок положить и самому сидеть на нем, пока жеребенок не вылупится. А если кто спросит о чем, одно лишь должен отвечать: тпру! На том они и расстались, и каждый отправился своей дорогой.

Барин, домой вернувшись, тотчас же сел жеребенка высиживать. Барыня спросила его, что это он так долго сидит, а барин как гаркнет: тпру! Такой диковинный ответ барыню крепко рассердил, но, зная, каков муж, она оставила его в покое — пускай себе сидит. Велела приносить ему еду, питье, а сама больше ни слова ему не говорила.

Высиживал барин, высиживал, недели три-четыре на горшке сидел, да так ничего и не высидел. Совсем уж барин приуныл, и надоело, наконец, ему яйцо высиживать. Рассердился он, схватил горшок с огурцом, побежал в лес и в сердцах швырнул в кучу хвороста. Тут вдруг из кучи хвороста заяц выпрыгнул и в лес поскакал. А барин вслед ему кричит:

— Кось-кось, тпрусенька, кось-кось! Читайте еще: Морозко сказка.

А заяц шума напугался, припустил во всю прыть и скрылся в чаще. Опечалился барин, пригорюнился и домой пошел. А по дороге повстречался ему тот самый крестьянин, у которого он огурец за триста рублей купил. Рассказал крестьянину барин, что совсем было высидел жеребенка, какого ни у кого нет, да, как дурак, сам его и выкинул. А крестьянин, хитрюга, послушал, послушал и сказал:

— Так-то вот со всеми дураками бывает, которые даже жеребенка высидеть не умеют. Вернулся барин домой и рассказал барыне про горькую свою участь. А она как услыхала, какой дурак ее муж, так и видеть его больше не пожелала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *