Сказка о Золотом Петушке

Сказка о Золотом Петушке

Сказка о Золотом Петушке. Произведения, написанные несколько столетий назад, затрагивающие человеческие чувства и отношения, не потеряли своей актуальности и по сей день. И одним из таких произведений является, как ни странно, сказка. Это произведение Александра Сергеевича Пушкина о золотом петушке.

Некоторые искусствоведы считают, что сказка эта не предназначалась для детей, хотя и написана в легкой, шутливой, стихотворной форме. Создана поэтом в 1834 году, и является его последним произведением в этом стиле. В настоящее время рекомендуется для учеников четвертого класса. Читайте еще: Сказки для малышей.

Сказка о Золотом петушке

Сказка о Золотом петушке

Негде, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве,
Жил-был славный царь Дадон.
Смолоду был грозен он
И соседям то и дело
Наносил обиды смело;
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел
И покой себе устроить.

Тут соседи беспокоить
Стали старого царя,
Страшный вред ему творя.
Чтоб концы своих владений
Охранять от нападений,
Должен был он содержать
Многочисленную рать.
Воеводы не дремали,
Но никак не успевали.
Ждут, бывало, с юга, глядь, —
Ан с востока лезет рать!
Справят здесь, — лихие гости
Идут от моря… Со злости
Инда плакал царь Дадон,
Инда забывал и сон.
Что и жизнь в такой тревоге!
Вот он с просьбой о помоге
Обратился к мудрецу,
Звездочёту и скопцу.
Шлёт за ним гонца с поклоном.

Вот мудрец перед Дадоном
Стал и вынул из мешка
Золотого петушка.
“Посади ты эту, птицу, —
Молвил он царю,- на спицу;
Петушок мой золотой
Будет верный сторож твой:
Коль кругом всё будет мирно,
Так сидеть он будет смирно;
Но лишь чуть со стороны
Ожидать тебе войны,
Иль набега силы бранной,
Иль другой беды незваной
Вмиг тогда мой петушок
Приподымет гребешок,
Закричит и встрепенётся
И в то место обернётся”.
Царь скопца благодарит,
Горы золота сулит.
“За такое одолженье, —
Говорит он в восхищенье, —
Волю первую твою
Я исполню, как мою”.

Петушок с высокой спицы
Стал стеречь его границы.
Чуть опасность где видна,
Верный сторож как со сна
Шевельнётся, встрепенётся,
К той сторонке обернётся
И кричит: “Кири-ку-ку.
Царствуй, лёжа на боку!”
И соседи присмирели,
Воевать уже не смели:
Таковой им царь Дадон
Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно;
Петушок сидит всё смирно.
Вот однажды царь Дадон
Страшным шумом пробуждён:
“Царь ты наш! отец народа! —
Возглашает воевода. —
Государь! проснись! беда!” —
“Что такое, господа? —
Говорит Дадон, зевая, —
А?.. Кто там?.. беда какая?”
Воевода говорит:
“Петушок опять кричит;
Страх и шум во всей столице”.
Царь к окошку, — ан на спице,
Видит, бьётся петушок,
Обратившись на восток.
Медлить нечего: “Скорее!
Люди, на конь! Эй, живее!”
Царь к востоку войско шлёт,
Старший сын его ведёт.
Петушок угомонился,
Шум утих, и царь забылся.

Вот проходит восемь дней,
А от войска нет вестей;
Было ль, не было ль сраженья, —
Нет Дадону донесенья.
Петушок кричит опять;
Кличет царь другую рать;
Сына он теперь меньшого
Шлёт на выручку большого.
Петушок опять утих.
Снова вести нет от них!
Снова восемь дней проходят;
Люди в страхе дни проводят;
Петушок кричит опять;
Царь скликает третью рать
И ведёт её к востоку, —
Сам, не зная, быть ли проку.

Войска идут день и ночь;
Им становится невмочь.
Ни побоища, ни стана,
Ни надгробного кургана
Не встречает царь Дадон.
“Что за чудо?” — мыслит он.
Вот осьмой уж день проходит,
Войско в горы царь приводит
И промеж высоких гор
Видит шёлковый шатёр.
Всё в безмолвии чудесном
Вкруг шатра; в ущелье тесном
Рать побитая лежит.
Царь Дадон к шатру спешит…
Что за страшная картина!
Перед ним его два сына
Без шеломов и без лат
Оба мёртвые лежат,
Меч вонзивши друг во друга.
Бродят кони их средь луга
По притоптанной траве,
По кровавой мураве…

Царь завыл: “Ох, дети, дети!
Горе мне! попались в сети
Оба наши сокола!
Горе! смерть моя пришла”.
Все завыли за Дадоном,
Застонала тяжким стоном
Глубь долин, и сердце гор
Потряслося. Вдруг шатёр
Распахнулся… и девица,
Шамаханская царица,
Вся сияя как заря,
Тихо встретила царя.
Как пред солнцем птица ночи,
Царь умолк, ей глядя в очи,
И забыл он перед ней
Смерть обоих сыновей.

И она перед Дадоном
Улыбнулась — и с поклоном
Его за руку взяла
И в шатёр свой увела.
Там за стол его сажала,
Всяким яством угощала;
Уложила отдыхать
На парчовую кровать,
И потом, неделю ровно,
Покорясь ей безусловно,
Околдован, восхищён,
Пировал у ней Дадон.

Наконец и в путь обратный
Со своею силой ратной
И с девицей молодой
Царь отправился домой.
Перед ним молва бежала,
Быль и небыль разглашала.
Под столицей, близ ворот,
С шумом встретил их народ, —
Все бегут за колесницей,
За Дадоном и царицей;
Всех приветствует Дадон…

Вдруг в толпе увидел он,
В сарачинской шапке белой,
Весь как лебедь поседелый,
Старый друг его, скопец.
“А! здорово, мой отец, —
Молвил царь ему, — что скажешь?
Подь поближе! Что прикажешь?” —
— Царь! — ответствует мудрец, —
Разочтёмся наконец,
Помнишь? за мою услугу
Обещался мне, как другу,
Волю первую мою
Ты исполнить, как свою.
Подари ж ты мне девицу. —
Шамаханскую царицу… —
Крайне царь был изумлён.

“Что ты? — старцу молвил он, —
Или бес в тебя ввернулся?
Или ты с ума рехнулся?
Что ты в голову забрал?
Я, конечно, обещал,
Но всему же есть граница!
И зачем тебе девица?
Полно, знаешь ли, кто я?
Попроси ты от меня
Хоть казну, хоть чин боярский,
Хоть коня с конюшни царской,
Хоть полцарства моего”.
— Не хочу я ничего!
Подари ты мне девицу,
Шамаханскую царицу, —
Говорит мудрец в ответ.

Плюнул царь: “Так лих же: нет!
Ничего ты не получишь.
Сам себя ты, грешник, мучишь;
Убирайся, цел пока;
Оттащите старика!”
Старичок хотел заспорить,
Но с иным накладно вздорить;
Царь хватил его жезлом
По лбу; тот упал ничком,
Да и дух вон. — Вся столица
Содрогнулась; а девица —
Хи-хи-хи! да ха-ха-ха!
Не боится, знать, греха.
Царь, хоть был встревожен сильно,
Усмехнулся ей умильно.
Вот — въезжает в город он…
Вдруг раздался лёгкий звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы;
К колеснице полетел
И царю на темя сел,
Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился… и в то же время
С колесницы пал Дадон —
Охнул раз, — и умер он.
А царица вдруг пропала,
Будто вовсе не бывало.
Сказка ложь, да в ней намёк!
Добрым молодцам урок.

Анализ сказки о Золотом Петушке

Анализ сказки о Золотом Петушке

Обращение к конкретным текстам пушкинских сказок показывает, что Пушкин тщательно изучал народную сказку и постепенно достиг почти совершенного подражания её форме. Однако в непонятные для современного читателя образы, символы, мотивы, связанные с архаикой и «историческими корнями» сказки, поэт вносил живое, всегда актуальное содержание.

«Сказка о золотом петушке» сравнительно мало привлекала внимание исследователей. Попытки найти источники этой сказки в мировом фольклоре не увенчались успехом. Заметную роль в этих поисках сыграла статья Ахматовой «Последняя сказка Пушкина» (1933), в которой она выявила источник сюжета пушкинской сказки. Это новелла Вашингтона Ирвинга «Легенда об арабском звездочёте», переведённая в России в 1823 году и известная Пушкину.

Сопоставление сюжетов этих двух произведений убеждает в их почти полном сходстве. Но тем разительнее их несходство. Пушкинский Дадон и мавританский король Ирвинга в молодости были грозными воинами, но состарились, утратили силу и решили отдохнуть.

Обоим им был преподнёсен чудесный дар: золотой у Пушкина и медный у Ирвинга петушок. Но в новелле Ирвинга петушок всего лишь талисман. У Пушкина же петушок — живой и полноправный персонаж.

В обоих произведениях войско царя отправляется в поход и привозит соответственно готскую принцессу и шамаханскую царицу. Но у Пушкина царица становится яблоком раздора: в ссоре из-за неё погибли сыновья Дадона, да и сам он, забыв о горе, поддался её чарам.

Шамаханская царица — образ, заимствованный из сказки Катенина «Княжна Милуша». Это ведьма-оборотень, внезапно явившийся и исчезнувший призрак, посланный герою как испытание его верности княжне Милуше.

Пушкинская царица тоже появляется для испытания Дадона. Но испытываются совсем другие его качества: родительские чувства и царский долг. Самое значительное несовпадение мы видим в сцене расплаты. В легенде Ирвинга звездочёт — женолюб, ему не нужны другие награды, так как он владеет волшебной книгой Соломона.

У Пушкина отказ звездочёта от других наград и требование отдать ему царицу ничем не мотивированы внешне. В черновиках поэт называл звездочёта шамаханским, то есть союзником и соплеменником царицы, потому он её и требует в награду.

Развязка сказки существенно отличается от развязки новеллы. В новелле волшебный флюгер просто перестаёт предупреждать короля об опасности. У Пушкина он является орудием казни царя-клятвопреступника. Такая трансформация мотивов, возможно, произошла из-за влияния русских народных сказок.

Образ Дадона явно снижен. Само его имя взято из «Сказки о Бове-королевиче», где Дадон — злой и жестокий царь. У Ирвинга король и звездочёт изображены одинаково иронично. У Пушкина звездочёт – таинственный мудрец, «весь как лебедь поседелый». Стилистикой народной сказки объясняются просторечия и разговорные конструкции, а также фольклорная лексика: «побитая рать», «побоище». Фольклорен и традиционный зачин:

Негде, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве …

Ни в одной другой сказке Пушкина фольклорные элементы не выглядят столь явной бутафорией, скрывающей политический смысл. Ахматова увидела в сказке намёк на Александра I или Николая I и биографическую подоплёку. Так, она обратила внимание на замену чернового текста «Но с царями плохо вздорить» на беловой «Но с иным накладно вздорить». Ещё в черновике была фраза:

Сказка ложь, да нам урок,
А иному и намёк, заменённая на типично фольклорный оборот:
Сказка ложь, да в ней намёк!
Добрым молодцам урок.

Иначе политические аллюзии были бы слишком прозрачны. И так критика встретила сказку холодно.

Большинство исследователей, не в силах отрицать сходство указанных произведений, либо полностью приняли гипотезу Ахматовой, либо попытались ослабить её соображениями о более важной, по их мнению, стилистической и жанровой близости пушкинской сказки к русскому сказочному фольклору.

Известно, что в русских сказках встречаются «золотые звери»: конь, свинка или котик, но «золотой петушок» как самостоятельный сказочный персонаж нигде не встречается (за исключением детской песенки «Петушок, петушок, золотой гребешок»). Но если в сказке Пушкина появилась «золотая рыбка», то здесь мог оказаться и «золотой петушок» того же происхождения.

Соединяя известные литературные источники и отдельные фольклорные детали, Пушкин создал совершенно русскую сказку. Ахматова определила тему «Сказки» как неисполнение царского слова. Это повлекло за собой кару, которую осуществил петушок.

Петух — это солнечная птица: он вестник солнца. Но он символизирует и солнечный огонь, всё поглощающий. Красный петух – символ пожара. Огонь — очистительная стихия. Таким образом, петух символизирует победу света над силами тьмы и зла.

В христианскую эпоху в связи с этим ему приписывалась бдительность, поэтому самой распространённой формой флюгера был петух. Пушкин соединяет эти значения, а эпитет «золотой» означает сверхъестественную, сакральную при роду петушка. Он вершитель справедливости. Царь нарушил не только человеческие, но и высшие законы, и он наказан.

«Сказка О золотом петушке» — это последняя из сказок Пушкина. Можно сказать,
что в ней наиболее чётко воплотились поиски Пушкина в области сказочного жанра.

Она наиболее моралистична и в этом смысле наименее связана с фольклорной сказкой, в которой темы неисполнения царского слова нет вообще. Может быть, этим и объясняется отсутствие фольклорных источников этой сказки. Она более «литературна» и наиболее отчётливо связывает сказки с другими произведениями Пушкина 1830-х годов.

Биография Пушкина

Биография Пушкина

Родился в 1799 году, в городе Москва. Его семья принадлежала к дворянскому роду, а корни уходят глубоко в Африку к прадеду Абраму Петровичу Ганнибалу.

Семья была большая и кроме маленького Саши у родителей был ещё один сын Лев и дочь Оля. Отношения с отцом у Пушкина не складывались, поэтому с ним занимались воспитатели. Александр Сергеевич часто приезжал к своей бабушке на лето в деревню, там он познакомился с няней Ариной Родионовной, которой в дальнейшем посвятил несколько стихотворений. Няня была ем как вторая мать, которая разделяла все печали и радости будущего поэта.

Обучение в Царском селе стало одним из самых важных событий в жизни Пушкина. Здесь он знакомится с друзьями, о которых будет вспоминать всю жизнь и посвящать им многие свои работы. Также в лицее юный поэт пишет свои первые работы, и ему дают разрешение на их публикацию. В 1814 году он становится членом литературного общества «Арзамас», основателем которого был Петр Андреевич Вяземский.

Александр Сергеевич зачитывался произведениями Вольтера, а также отечественными работами писателей Д. И Фонвизина и А. Н Радищева. Именно они стали толчком в литературной карьере молодого Пушкина. В 1817 году он заканчивает Царскосельский лицей и начинает работать в коллегии по иностранным делам, но через 2 года уходит с этого места.

Начиная с 1819 года, двадцатилетний поэт является членом еще одного литературного кружка – «Зеленая лампа». Там он знакомится с работами своих современников и трудится над написанием сказки «Руслан и Людмила».

Произведение «Кавказский пленник» делает его известным среди широких и узких кругов, а работа «Евгений Онегин», опубликованная только в 1833 году приносит ему огромный успех. В этот период были также написаны многие известные его произведения, которым посвятил большое количество времени. Он изучает переломные моменты в жизни России, восславляет её в своих стихах и романах.

В 1826 году пишет просьбу о переводе в Одессу и там проводит большое количество времени. Встречает свою первую любовь – княгиню Воронцову. Их союзу пытались помешать и на Пушкина постоянно пишут доносы властям, от чего положение поэта значительно ухудшается.

Отец узнает, что Александра Сергеевича считают предателем государства и отстраняется от сына. В этот период он постоянно находится с друзьями, старается не приходить домой.

Зимой 1926 года Пушкину сообщают, что император Николай 1 желает видеть поэта. Встреча оказалась доброжелательной и с него снимают все обвинения о политических заговорах.

В 1830 году происходит событие, которое отражено в последующих его работах – писатель влюбляется в юную Гончарову, дочь известного дворянина. Через год они играют свадьбу, а уже спустя 5 лет в семье Пушкиных было четверо детей.

Положение Александра Сергеевича крайне тяжелое, так как ему трудно обеспечить жену и детей. Он пытается опубликовать, ранее написанную «Пиковую даму», но это не приносит успеха писателю.

Далее его литературная карьера заметно падает вниз, за ним начинают следить и обвинять в предательстве властей. К Пушкину приходит идея выпустить свой журнал «Современник», что не оправдало надежд поэта. Читайте еще: Басня Крылова Ворона и лисица.

В 1837 за Натальей Гончаровой начинает ухаживать французский политик Дантес. Первый раз дуэль, на которую Дантеса вызвал Пушкин, не состоялась, так как друзья помогли уладить конфликт, но во второй раз он был убит. Его пытались спасти, но ранение было смертельным и через сутки Александр Сергеевич скончался. За всю жизнь поэт участвовал в 20 дуэлях, но в последней погиб, защищая честь любимой женщины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *