Сказки про Бабу-ягу

Сказки про Бабу-ягу

Сказки про Бабу-ягу. Баба-Яга, в славянском фольклоре старуха-колдунья из леса. Согласно сказкам славянских народов, Баба Яга , живёт в лесной чаще в избушке на курьих ножках; забор вокруг избушки — сплошь из человеческих костей, на чатоколе черепа, вместо замка — рот с острыми зубами, вместо засова — людская нога, вместо запоров — человеческие руки.

В печи Бабка-Яга жарит похищенных детей. Она — отрицательный герй сказки: прилетев в избушку и увидев в ней героя, вырезает из него ремни и т.п. Также кроме образов Бабы-Яги злой похитительницы, сказка знает и образ помощницы героя. У Бабы Яги, одна нога — костяная и она почти или полностью слепая. Читайте еще: Маша и медведь сказка.

Ян Деда и красная баба-яга

Ян Деда и красная баба-яга

В одном чешском селе жил старик Деда. У него был сын Ян, этого сына все называли молодой Деда. Был он отчаянный озорник, любого, бывало, проведет да еще на смех подымет, всех его плутней не перечтешь. Соседи то и дело на него жаловались, но ничего сделать с ним не могли, никто не мог его обдурить.

Недалеко от села была гора, на горе – замок, под го-рой – пруд. Крестьяне гоняли на этот пруд коней на водопои. Как-то раз в сильную жару – как раз перед жатвой это было – погнал Ян Деда лошадей на барский пруд. Купает он лошадей в пруду и видит там лодочку, а в лодочке – мальчишка. Как закричит вдруг этот мальчишка:

– Водяной, водяной! – и бух в воду.

Ян соскочил с коня, нырнул, подхватил парнишку, подплыл к лошадям, посадил на коня – и скорей к берегу. А мальчишка весь трясется. Оказалось, что это барчук из графского замка. Ян схватил его за ноги, перевернул, тряхнул, вода и вылилась. Через минуту барчук уже оправился и говорит:

– Спасибо тебе, Ян, что ты меня спас. Я хотел к обеду рыбок наловить.

Ян хлестнул лошадей и осторожно повез его к замку.

– Чего тебе здесь надо, вахлак? – кричат ему у ворот.

– Я графенка из воды вытащил!

Те смотрят – и верно: графенок сидит на мужицкой кляче.

– Ой, отец, не ругай его, он хороший! Водяной потащил меня на дно, а Ян спас, это-правда!

Граф видит – мальчишка весь мокрый; видно, так оно и было. Спрашивает Яна, чего он хочет за эту услугу.

– Что мне пан граф даст, тем и буду доволен.

– Тогда вот что; возле вашего села есть заброшенный хутор, никто не хочет в нем жить; говорят, там нечистая сила водится. А ты, Ян, такой озорной, что сам всех распугаешь.

– Да ведь мой тятя бедняк, и у него двенадцать дочерей, он не сможет мне пособить, вот в чем горе-то.

– Не беспокойся, – говорит граф, – я сам помогу тебе для начала.

Ладно. Написали такой договор, что за три года Ян должен выплатить за этот хутор три тысячи ассигнациями. Ян даже не понимал, сколько это, – ну, коли договорились, значит – все. Граф обещал ему на нынешний год уменьшить барщину.

Ян весело хлестнул мерина – и домой. А отец уже ищет его, встречает у пруда:

– Где это ты шатаешься?

Ян рассказал все как было.

– Это все хорошо, только это такой большой хутор, что нам с ним не управиться. Были бы мы богаче, тогда другое дело! Ну, да уж раз граф его тебе дал, попробуем, попытаемся, может как-нибудь и управимся.

Послал к нему двух дочерей, чтоб помогали. А в этом хуторе лет тридцать жила красная баба-яга. Да ведь Ян над всеми смеялся, всех на свете разыгрывал, побоялась, видно, она, что и ей с ним несладко придется, и исчезла оттуда. Вот стал молодой Деда хозяйничать на хуторе. Через год соскучился, взял было к себе мамашу. Но ей там было холодно, зябла по вечерам, беда!

Пришла как-то в село одна девушка. Зашла к старосте и спрашивает, нет ли где работы. В старину так велось, что староста посылал работников. А староста ей и говорит:

– Милая девушка, в работницах у нас сейчас никто не нуждается, но есть тут у нас Ян Деда, он холостой, можешь наняться к нему в работницы.

Ну, ладно. Устроили ее на ночлег, а утром проводили к Яну, молодому Деде.

Девушка была из себя красивая, статная, все у нее, как говорится, на своем месте. Ян посмотрел на нее и недолго думая нанял.

– Я, правда, бедняк, но работница мне очень нужна. Назначил ей, сколько будет получать в год с урожая. Новая работница все умела делать. Хоть хлебы печь, хоть что другое – все у нее в руках спорилось. «Ну, – думает Ян, – все же девка свет повидала, умеет работать». Полагался на нее во всем, и она была полной хозяйкой. А через год вместо одной девки стало две – ничего в этом удивительного нет. Староста сразу на Яна. «Ты, говорит, обязан на ней жениться».

Ян не стал перечить, сыграл веселую свадьбу, и родители были довольны. А время между тем шло. Вот три года уже на исходе, пора графу платить, а у Яна в кармане-то пусто. Жена ему и говорит:

– Одолжи в кассе.

– Боюсь – придется большие проценты платить.

– Ну, больше взять неоткуда.

А про красную бабу-ягу они и забыли. Уж третий год как пропала, никто ее и не видал.

Вот сидит молодая хозяйка перед печкой, а ей повестку от графа приносят: готовьте, мол, деньги. Дедова захныкала:

– Боже мой, что я скажу Яну, когда придет? Вот так письмецо!

Еще и глаз своих не утерла – красная баба тут как тут!

– Не бери в долг, поищи дома!

Сказала и пропала. Дедова думает: «Померещилось». Вот приходит муж. Она показала ему повестку и рассказала про красную бабу-ягу. Но Ян Деда младший ничего не боялся и бабьей болтовне не верил.

– Как-нибудь с графом рассчитаемся, – утешал он жену, – а уж если ничего не выйдет, вернем ему его развалину. Все равно здесь зимой только волков морозить, даже матушка не хочет у нас погостить.

На другой день опять ушел работать в поле. А Дедова сидит у печки и грустно смотрит в топку. Смотрела она на огонь, смотрела, пока у ней в глазах не зарябило. Вдруг – даже дверь не скрипнула – а красная баба стоит посреди кухни.

– Не бери в долг, поищи дома!

Дедова оглянулась, а та уж исчезла. «Ну, думает, не стану Яну рассказывать, только посмеется надо мной».

А на третий день – опять то же самое. Она решилась сказать.

– Слышь-ка, муженек, это неспроста. Эта красная баба чего-то хочет. Видит, что мы в нужде. А тем, кто ее боялся, видно не хотела помогать.

Ян задумался: что же это значит-«Поищи дома»?

– Это, – говорит, – неспроста. Красная баба всегда сидела в кухне на чурбаке.

Пошел туда, откатил чурбан, отодрал доску – ах, батюшки! под ней большой медный котел с талерами и дукатами. Принялись вдвоем считать, сколько же всего получается? По правильному счету – пятнадцать тысяч золотых !

– Ну, вот это – подмога так подмога! А Дедова и говорит мужу:

– Как поедем к графу, смотри: ему ни слова.

Ну ладно, отсчитали четыре тысячи, запрягли лошадь и поехали в замок. Старый граф поздоровался с молодым Яном и спрашивает:

– Что привезли?

– Мы повестку получили, приехали рассчитаться!

– Ну, это не к спеху! Я вам только напомнил, чтоб вы не спали. Мог бы и не торопиться. А хозяюшка у тебя какая красивая! И одета к лицу. Кто бы мог подумать!

Ян сразу загордился, что барин так приветливо с ним разговаривает, и собрался сейчас же уплатить. Жена достала узелок, а Ян подошел к столу, высыпал три тысячи, а одна тысяча у него еще осталась. Граф удивился:

– Что это такое? Откуда у тебя столько денег?

– Кой-какой доход хутор все же приносит, но и работать приходится как черту. А сколько нужно, чтобы совсем освободить двор от барщины?

– Две тысячи! — говорит граф.

– На тысяче сойдемся, батюшка барин.

– Ну ладно, давай!

Так Ян откупился на вечные времена, поставил у двора ворота и написал на них:

Хутор вольного землепашца, свободный от всех оброков и барщин.

И живут они там счастливо и поныне, крепко любят друг друга, и детей у них – без числа.

Заколдованный замок

Заколдованный замок

Ребятишки всегда к старшим пристают: «Расскажи, да расскажи сказку!» И старшие заводят: «Жил-был мальчик, он нашел ларчик. В том ларчике зайчик, а у зайчика хвостик, во-от такусенький! И покажут мизинец, а потом согнут мизинец-то, покрутят перед носом и молчок!» Ребятишки кричат:

– А дальше? Ой, какая сказка короткая! Рассказчик отвечает:

– Кабы у зайчика был не хвостик, а хвостище, то и сказка была бы во-он какая! Хвостик-то был такусенький (и опять мизинец перед носом крутит), вот и сказка малюсенькая!

Дети опять за свое, просят и просят, до того привяжутся, что рассказчик рукой махнет:

– Так и быть! Слушайте!

Ребята сидят тихо, как мышки, и слушают сказку до конца:

– Были у отца три сына, старший выучился на столяра, средний стал кузнецом, только младший никакому ремеслу обучен не был.

Отправил отец всех троих по белу свету ходить, работу искать. Добралисьони до дремучего леса. Пока младший спал, два старших столковались, младшего до нитки обобрали и скрылись. Ведь у него нет никакого ремесла, а им его кормить неохота.

Проснулся младший брат, видит, бросили его братья голого да босого. Заплакал, как дитя малое, и решил обратно домой пробираться, чтобы с голоду не пропасть. Да заблудился. Плутал, плутал и вышел к какой-то избушке.

– Э, была, не была, – подумал он, – войду, спрошу, как в ближнюю деревню пройти.

Вошел, а тут два огромных пса выскакивают, ему дорогу загораживают, что есть мочи лают, вот-вот разорвут, пройти не дают. Сел он, сидит не дышит. Псы притихли, хвостами вертят. Один поближе к нему подполз и говорит человеческим голосом:

– Эх, братец, братец, не знаешь ты, не ведаешь, что мы твои родные братья. Мы тебя обобрали и в глухом лесу бросили, а сами заплутались и попали к Бабе-Яге, она нас прутиком стегнула и в собак превратила. Смотри хоть ты ей не поддавайся! Мы тебя к ней пропустим, а сами следом войдем.

Входит младший брат в избу.

Баба-Яга его встречает ласково, обедать сажает. Накрывает на стол, ставит миски, а сама бежит в кухню за похлебкой.

– Из этой миски не ешь, – говорит ему старший брат, – это миска поганая, мы из нее хлебаем.

Схватил миску в лапы, Бабе-Яге подсунул, а брату другую поставил. Баба-Яга ничего не заметила и поела в охотку из собачьей плошки! Потом начала младшему брату зубы заговаривать, а сама хочет до него прутом дотянуться. Но тот был парень не промах, выхватил у Бабы-Яги прут да ее же и стукнул! Обратилась Баба-Яга в кошку, а он ей кричит:

– Отвечай, Баба-Яга, как мне братьев от злых чар освободить? Баба-Яга долго отказывалась, да пришлось покориться. Велела она ему прут толстым концом от себя повернуть и три раза братьев им стукнуть. Он так и сделал. Стали братья снова людьми.

Оставили они кошку-кошкой пускай себе мяучит – и прочь подались. Долго шли, никого не видали, ничего не слыхали. Вдруг видят на голой скале заколдованный замок стоит. Не стали старшие братья в замок входить, боятся, как бы с ними опять чего не стряслось. Младший один пошел. Глядит, а вокруг замка город раскинулся. Только в том городе нет ни единой живой души!

Весь город обошел – так никого и не встретил. До самых крепостных ворот добрался. А там два железных стража стоят, стоят не двигаются. Ворота сами растворились, вошел Янко внутрь, огляделся, а в замке тоже пусто, нет никого. Расхрабрился Янко, хозяином по замку расхаживает.

Видит – покои, в покоях стол на одного накрыт, а на столе яства самые лучшие. Он сел и наелся досыта. В другие покои вошел, там постель раскрыта. Растянулся он на мягких пуховиках и уснул. Рано утром в третьи покои двинулся. А там на столике серебряная скрипка лежит. Схватил он в руки смычок и хоть никогда играть не учился, заставил скрипку петь, да так, что любо слушать!

На другой день в следующие покои пошел и нашел там золотую сверкающую скрипку. На золотой скрипке еще лучше заиграл. На третий день дальше идет. Находит скрипку, драгоценными камнями изукрашенную. Кто поглядит от блеска ослепнет. Заиграл Янко. Так играет, так играет – мертвый и тот в пляс пойдет!

Ходит Янко по замку, в какую комнату не заглянет, всюду золото и драгоценности грудами свалены.

Долго Янко в том замке жил. Но вот вечера и ночи стали темными, длинными, загрустил он один в темных комнатах. Вдруг видит на столе восковая свеча стоит! В руку толщиной, в два локтя длиной. Только зажег он свечу, грохот послышался нестерпимый, это два стража от ворот идут, его спрашивают:

– Чего желаете, ваша светлость?

Янко испугался, задул свечу, стражи исчезли.

Сообразил Янко в чем секрет! Зажег свечу и стражники снова тут как тут! Стал их Янко расспрашивать, пока не дознался, что все вокруг заколдовано, а жизнь железных стражей от свеч зависит. Где бы Янко ни был, как только свечу зажжет, они мигом возле него окажутся и все, что он пожелает- исполнят.

На следующий день набил Янко золотом полные карманы, взял свечу и пошел дальше счастья искать.

Приходит в королевскую столицу. Там король живет, а у короля — дочь-красавица. Да вот беда – замуж ни за кого идти не хочет. Решил тут Янко: «Ну, погоди, пташка, быть тебе в клетке.

Нанял себе неподалеку от королевского дворца дом с богатыми покоями. Вечером зажег восковую свечу, явились стражи. Он велит серебряную скрипку из замка нести. Поутру заиграл, далеко слышно. Услыхала игру королевская дочка, скрипку требует. Янко ей скрипку послал. На следующий день велит он стражам золотую скрипку нести. Встал у окна, взял скрипку в руки, весь народ ко дворцу сбежался, думали пожар, а это скрипка сверкает.

Начал Янко играть, все музыку нахваливают, а сами на месте устоять не могут, ноги так в пляс и просятся. Королевская дочка опять скрипку требует. Янко ей не отказывает, шлет скрипку в подарок. Она нарадоваться не может и сама на скрипке играет.

На третий вечер велит Янко стражам нести ему скрипку с драгоценными камнями. Начал играть – все вокруг чуть не ослепли от блеска, а от веселой музыки все в пляс пошли!

Королевская дочка сама за этой скрипкой прибежала.

– Умру, – говорит, – коли скрипку не получу! А Янко ей в ответ:

– Ладно, получай! А замуж за меня пойдешь?

– Ступай к отцу меня сватать, – крикнула красавица, – а там поглядим!

– Схватила скрипку и домой побежала.

Отправился Янко к королю. А король ему и говорит:

– Коль ты такой хват, что моей дочери понравиться сумел, то теперь добудь себе королевство, чтоб со мной в богатстве сравняться. Тогда и свадьбу сыграем.

Вернулся Янко, зажег свечу, явились железные стражи.

– Что угодно, ваша светлость?

– Что мне угодно? Да королевство! Иначе король свою дочку за меня не отдаст.

– Королевство Заколдованного замка давно уже ваше. Но чтобы снять с него злые чары, свеча должна догореть. Только после этого мы вам больше служить не сможем. Один лишь единственный разочек, да и то в самой крайности! – ответили стражи.

– Ну, за дело! – сказал Янко, – хочу, чтоб королевство Заколдованного замка избавилось от злых чар, а королевская дочь стала моей женой!

И зажег свечу. Догорела свеча до половины, очнулись от сна князья и к Янко на поклон пришли. Остался от свечи огарок – явилось войско, послушное его приказам. А как свеча догорела, народ повалил – Янко в короли просить.

Стал Янко королем, королевскую дочь в жены взял и свадьбу сыграли.

После свадьбы поехал Янко с женой в свое расколдованное королевство. Князей и войско вперед послал, чтобы его встречали. Добралась королевская карета до самых гор, вдруг откуда ни возьмись два разбойника на карету кинулись, лихое дело замышляют.

Вспомнил Янко про своих верных стражей. А они тут как тут! Давай разбойников колошматить! Вот это была драка! Ведь и разбойники были парни хоть куда! Схватились молодцы не на шутку, никто уступить не хочет! Вдруг с разбойников железные доспехи свалились и узнал Янко своих братьев.

– Это вы, братцы? – крикнул Янко-король. И они его узнали.

Тут и драке конец. Все угомонились, с ним пошли, служить ему стали.

Пришли они все вместе в королевство, а там уже не заколдованный замок стоит, а живые люди ходят и короля с королевой встречают. Замок стал еще богаче. Янко все покои обошел и поселился с женой в самых лучших.

Попировали на радостях! Может, он и сейчас еще той страной правит, коли не помер.

Мы ищем кляксу

Мы ищем кляксу

Всё началось с неприятности. Ваня и Маша пришли к соседу Художнику посмотреть его рисунки. Вдруг Маша не­чаянно опрокинула баночку с тушью прямо на альбом. По­лучилась большая безобразная клякса. Ребята заплакали, а Художник сказал:

— Ничего, сейчас достану кляксовыводитель, и мы её…

Художник ушёл в другую комнату, а Клякса, представь­те себе, ожила, захихикала и спряталась где-то среди стра­ниц альбома. Когда Художник принёс кляксовыводитель, кляксы уже не было.

— Она убежала туда… в альбом… — сказали Ваня и Ма­ша.

— Клякса погубит все мои рисунки! — воскликнул Ху­дожник. — Её во что бы то ни стало нужно поймать!

— Мы готовы её ловить, но как? — спросили ребята.

— А вот как! Сидите смирно!

Художник быстро-быстро нарисовал в альбом портреты Вани и Маши, потом взмахнул карандашом и произнёс за­клинание:

Мульти-пульти,

Раз, два, три.

И в альбоме

Вы — внутри!

И когда он перевернул страницу альбома……

Ваня и Маша очутились в сказочном лесу около из­бушки на курьих ножках. В избушку вели чёрные грязные следы, а из окошка с грохотом летела всякая утварь…

— Клякса здесь… — прошептал Ваня, — мы её подкарау­лим И…

Вдруг с воем, словно реактивный самолёт, прилетела в ступе Баба-Яга.

— Кто это тут хозяйничает?! Кто здесь безобразнича­ет?! — закричала она, размахивая помелом. Ребята спрятались в бочку, но Баба-Яга сразу их обна­ружила и приказала Филину.

— Ты, Филька, пуще глаза своего сторожи их, а я боль­шой котёл воды вскипячу, и мы их…

— Спасите! — закричал Ваня.

Перевернув страницу альбома, Художник спас ребят от страшной Бабы-Яги, но бочка, к сожалению, оказалась в открытом море…

— Бочка дырявая… мы тонем! — запищали ребята.

— Не бойтесь, — сказал Художник и, несмотря на боль­шие волны, несколькими штрихами нарисовал лодку.

— Теперь перебирайтесь сюда! — скомандовал он.

Ваня и Maшa почувствовали себя в безопасности, но не­надолго: огромная чёрная Акула вынырнула из воды и по­гналась за лодкой.

Художник пририсовал к лодке парус, но Акула не отста­вала… Пришлось перевернуть страницу… и ребята оказались посреди жаркой пустыни. По песку тянулись чёрные следы…

— Здесь была Клякса, — сказал Ваня.

Ребята пошли по следам и не заметили, как перед ни­ми появился огромный Лев.

Лев раскрыл пасть и громко зарычал…

— Спокойно. Я здесь! — раздался голос Художника. Рука его взмахнула карандашом, и Лев оказался в проч­ной клетке..

А ребята… — на следующей странице альбома.

— Где мы? — спросили они. — Вы находитесь на неизвестной науке планете, которую я придумал, — сказал

Художник и пририсовал детям ска­фандры с антеннами, чтобы они могли двигаться в незем­ной атмосфере.

Ваня и Maшa с любопытством рассматривали незнако­мый мир и вдруг заметили в небе странный летательный ап­парат, который быстро к ним приближался.

«Летающая тарелка» опустилась неподалёку, и из её лю­ков со свистом выскочили существа, похожие на осьмино­гов, — обитатели этой планеты.

— Уинпетриско сито бандо цютко, — бормотали они на своём языке, очевидно приветствуя Ваню и Машу.

— Марженгола! Стрикококо! — кричали жители планеты, танцуя вокруг детей.

— Смотри-ка, — тихо сказал Ваня Маше, — ведь один из них совсем чёрный!

— Клякса! — пискнула Маша.

Но было поздно — Клякса юркнула на следующую стра­ницу.

— Да это же наш двор! Мы дома? — удивился Ваня.

— Ты угадал, — сказал Художник. — Я нарисовал наш двор и даже нашего дворника дядю Федю.

— Здесь была Клякса, — сказала Маша, — тут везде её следы.

— Я-то знаю, откуда эти пятна! — вдруг грозно закричал дядя Федя. — И знаю, кто тут безобразничает!

— Это не мы, дядя Федя! Это Клякса!

Художник хотел спасти ребят от дяди Феди, но на этой странице они угодили прямо на спину ужасного Змея Го-рыныча. Дядя Федя тоже почему-то попал сюда.

— Я вам всем покажу! Всех к порядку приучу! — кричал дядя Федя, размахивая метлой.

Змей Горыныч с ребятами на спине бросился наутёк… но дядя Федя догнал его. И досталось же Змею Горынычу! А пока дядя Федя с ним расправлялся, Ване и Маше удалось улизнуть на другую страницу альбома.

Там пришлось взбираться на крутые горы и отвесные скалы, и если бы не Художник, который нарисовал мостик через бездонную пропасть, ребята не попали бы на следую­щую страницу.

Ура!!!

Кляксу нашли и поймали только на самой последней странице. Читайте еще: Мамин-Сибиряк Лесная сказка.

— Молодцы! — сказал Художник, взмахнул волшебным карандашом и произнёс заклинание:

Мулъти-пулъти,

Пятью пять —

И вы в комнате опять!

— Вы волшебник? Фокусник? — спросили ребята.

— Нет, я просто художник-мультипликатор!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *