Зимняя сказка

Зимняя сказка

Содержание страницы:

  1. Зимняя сказка
  2. Сказочник Козлов

Зимняя сказка. Сергей Григорьевич Козлов родился 22 августа 1939 года в Москве. Свои первые стихи он написал, когда учился в восьмом классе. В юности занимался в литературном объединении «Магистраль». Окончил Литературный институт имени М. Горького. В качестве дипломной работы представил рукопись книги стихов.

До того как стать профессиональным писателем, Сергей Козлов был рабочим в типографии, работал токарем, учителем пения, кочегаром на паровозе, ездил в геологические экспедиции, был экскурсоводом в пушкинском музее-заповеднике Михайловское. Читайте еще: Пословицы о дружбе и взаимопомощи.

В 60-х гг. начал писать сказки. Сергей Козлов — автор любимых детьми и взрослыми историй про Ежика и его друзей («Ежик в тумане», «Ежик и море», «В сладком морковном лесу», «Как Ежик с Медвежонком протирали звезды», «Как Ослик шил шубу» и т.д.), а также историй про Львенка и Черепаху, которые пели песню:

«Я на солнышке сижу, я на солнышко гляжу…»
У писателя вышли книги «Ежик в тумане» (1989), «Как Львенок и Черепаха пели песню» (1992), «Правда, мы будем всегда?» (1997), «Облака» (2000), «Цыпленок вечером» (в соавт. С Л.Шульгиной; 1993).

Как автор сценария он принимал участие в создании таких мультипликационных фильмов для детей: «Осенняя рыбалка» (1968), «Страшный, серый, лохматый» (1971). «Как Львенок и Черепаха пели песню» (1974), «В порту» (1975), «Ежик в тумане» (1975), «Как Ежик и Медвежонок встречали Новый год» (1975), «Трям! Здравствуй!» (1980), «Поросенок в колючей шубке» (1981), «Зимняя сказка» (1981) и многих других.

Зимняя сказка

Зимняя сказка

С утра падал снег. Медвежонок сидел на опушке леса на пеньке, задрав голову, и считал, и слизывал упавшие на нос снежинки.

Снежинки падали сладкие, пушистые и прежде, чем опуститься совсем, привставали на цыпочки. Ах как это было весело!

«Седьмая»,— прошептал Медвежонок и, полюбовавшись всласть, облизал нос.

Но снежинки были заколдованные: они не таяли и продолжали оставаться такими же пушистыми у Медвежонка в животе.

«Ах, здравствуйте, голубушка! — сказали шесть снежинок своей подруге, когда она очутилась рядом с ними.— В лесу так же безветренно?

Медвежонок по—прежнему сидит на пеньке? Ах какой смешной Медвежонок!»

Медвежонок слышал, что кто-то в животе у него разговаривает, но не обращал внимания.

А снег все падал и падал. Снежинки все чаще опускались Медвежонку на нос, приседали и, улыбаясь, говорили: «Здравствуй, Медвежонок!»

«Очень приятно,— говорил Медвежонок.— Вы – шестьдесят восьмая». И облизывался.

К вечеру он съел триста снежинок, и ему стало так холодно, что он едва добрался до берлоги и сразу уснул. И ему приснилось, что он — пушистая, мягкая снежинка… И что он опустился на нос какому-то

Медвежонку и сказал: «Здравствуй, Медвежонок?» — а в ответ услышал: «Очень приятно, вы — триста двадцатая…» «Лам-па-ра-пам?» — заиграла музыка.

И Медвежонок закружился в сладком, волшебном танце, и триста снежинок закружились вместе с ним. Они мелькали впереди, сзади, сбоку и, когда он уставал, подхватывали его, и он кружился, кружился, кружился…

Всю зиму Медвежонок болел. Нос у него был сухой и горячий, а в животе плясали снежинки. И только весной, когда по всему лесу зазвенела капель и прилетели птицы, он открыл глаза и увидел на табуретке Ёжика. Ёжик улыбался и шевелил иголками.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Медвежонок.

— Жду, когда ты выздоровеешь,— ответил Ёжик.

— Долго?

— Всю зиму. Я, как узнал, что ты объелся снегом

— сразу перетащил все свои припасы к тебе…

— И всю зиму ты сидел возле меня на табуретке?

— Да, я поил тебя еловым отваром и прикладывал к животу сушеную травку…

— Не помню,— сказал Медвежонок.

— Еще бы! — вздохнул Ёжик.— Ты всю зиму говорил, что ты — снежинка. Я так боялся, что ты растаешь к весне…

Поэт и сказочник Сергей Григорьевич Козлов

Поэт и сказочник Сергей Григорьевич Козлов

Поэт и сказочник Сергей Григорьевич Козлов  автор любимых детьми и взрослыми историй про Ёжика и его друзей («Ёжик в тумане», «Ёжик и море», «В сладком морковном лесу», «Как Ёжик с Медвежонком протирали звёзды», «Как Ослик шил шубу» и т.д.), а также историй про Львёнка и Черепаху, которые пели песню: «Я на солнышке лежу, я на солнышко гляжу…»

Самому Сергею Григорьевичу в детстве нравились книги «Робинзон Крузо» Даниеля Дефо и «Служу Родине»! Ивана Кожедуба — военного лётчика, трижды Героя Советского Союза. Теперь, не забывая о прежних привязанностях, Сергей Козлов любит прозу Бунина и Бабеля, стихи Есенина и Пастернака.

Свои первые стихи (конечно, о лётчике) он написал, когда учился в восьмом классе. В юности занимался в литературном объединении «Магистраль». Литературный институт окончил с рукописью книги стихов в качестве дипломной работы.

Но до того как стать профессиональным писателем, — был рабочим в типографии, токарем, учителем пения, кочегаром на паровозе, ездил в геологическом экспедиции и водил экскурсии в пушкинском музее-заповеднике Михайловское.

Сказки для детей Сергей Козлов начал писать в шестидесятые годы, тогда же придумал Медвежонка, Зайца и Ёжика. Истории о них он сочиняет до сих пор, так что постепенно появляется целый сказочный мир — или лес.

Среди произведений С. Козлова, наиболее известные циклы: про ёжика и медвежонка, про Львёнка и Черепаху, сказки-пьесы для театра, стихи и рассказы, а так же переводы и пересказы с украинского, мансийского.

Едва ли не единственный из детских писателей своего и более старшего поколения, Сергей Козлов вспомнил и о потаенной, созерцательной стороне детской души. Его прозе чужда всякая натужная весёлость, октябрятский задор, корни ее кроются скорее в русской философии. Козлов вдруг вспомнил — ребенок может быть и грустным, и задумчивым, и нежным.

Тридесятое царство сказочника Козлова — это не волшебная страна с ковром-самолётом и скатертью — самобранкой, а самый обыкновенный среднерусский лес, который каждый день другой. То он пуст и безмолвен, то погружён в зимний сон, то наполнен паром от только что выпавшего весеннего дождя. Источник волшебства здесь в его переменчивости, ведь природа сама по себе волшебна.

Заметим, что у Козлова была возможность наблюдать её не из окна городской квартиры — до того как стать сказочником, он успел поездить в геологические экспедиции, проводить экскурсии в Михайловском, где с «очарованными лесами» тоже всё было в порядке.

Кстати, и паровозным кочегаром, и учителем пения, и токарем он тоже побывать успел, и окончил Литературный институт лишь после этого, а недавно сказочник купил себе дом во Владимирской области, где и проводит лучшую часть своего времени.

Все, кто, когда-либо имел дело с детьми или хотя бы читал книжку Чуковского от «двух до пяти», хорошо знают, какой фантастический, на грани гениальности и безумия, авангардистский абсурд живет в разговорах детей друг с другом. Козлов уловил и это. «Как хорошо, что ты нашёлся,- сказал Медвежонок.

Я пришёл. — Ты представляешь, если бы тебя совсем не было? — Вот я и пришёл. — Где же ты был? — А меня не было, — сказал Ёжик». Они греют остывшую осеннюю траву, «оттеняют» криками тишину, пытаются надышать нору впрок, чтобы тепла хватило на всю зиму, вытирают тряпочкой пыль со звёзд, но иногда неуклюжий Медвежонок случайно смахивает звёздочки с неба.

И всё же основное их занятие — удивляться и думать. Они невероятно статичны. Возможно, именно поэтому философские сказки Козлова и проскальзывали сквозь частую сеть советской цензуры — ни к какому открытому действию автор не призывал. Более того, давал ясную схему взаимодействия с внешним миром — живи себе в своем домике, слушай дождь и ветер, топи печку, наблюдай.

О том, что дети могут быть и другими — напористыми и шумными, Козлов знал не хуже других. Ведь жизнерадостного льва Бонифация, у которого были каникулы, Львенка и Черепаху, горланящих на солнышке песню, тоже сочинил он. Читайте еще: Сказки Диснея.

Хотя очевидно, что его первая и последняя любовь — именно Ёжик, умоляющий друзей послушать тишину, своеобразное Альтер эго писателя, как известно, не жалующего великосветский шум и как чумы бегущего публичности и журналистов.

Но деваться некуда, и никакая туманная завеса уже не спасёт, — еще задолго до своего юбилея Сергей Козлов вышел из тумана и превратился в классика детской литературы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *